информация о клане

Анархия [3]

Канун заключения Великого Перемирия выдался холодным и пасмурным. Оставался всего день до той исторической минуты, когда великие владыки Император Бури Эльгор Дан-Риад и Алый Император Галиас Бор XII Покоритель должны были подписать исторический договор, призванный вернуть на Тарт мир и открыть границы между государствами. Многие не могли поверить в то, что мир будет заключен. Иные были категорически против.

Неделю назад бойцы легиона «Север» совершили марш-бросок к Хмерским горам. В задачу прославленного легиона входила охрана Гальнийской равнины и выходящих на нее ущелий, которые прорезали горы с запада на восток. Слухи о грядущем перемирии ходили давно, но было известно и то, что знать как родной империи, так и Валора сопротивляется заключению договора и постарается сделать так, чтобы он не был подписан. Валорские приграничные крепости были заранее предупреждены о маневре «Севера». Легионеры должны были охранять территорию Алой Империи не столько от врага, сколько от провокаторов со своей стороны, которые могли пройти по ущельям и атаковать поселения Валора, разбив надежду на мир.

Была середина дня, самое тягостное и бестолковое время службы, когда с утренними маршами и упражнениями уже покончено, а до нехитрых вечерних увеселений еще несколько часов томительного ожидания. Однако, в отличие от сослуживцев, пехотинцу Кар-Майду скучно не было. Сидя возле бивуачного костра и прикрывшись плащом от накрапывающего дождика, солдат тайком, чтобы не заметил декурон, читал «Магию Стихий» Ар Киандуса. В отличие от недалеких сотоварищей, он не собирался годами месить пыль на маршах и проливать кровь и пот в баталиях. У него были другие, весьма далеко идущие планы. Глянув по сторонам и убедившись, что на него никто не смотрит, солдат прошептал заклятие Орлиного Зрения и устремил взгляд на выход из крайнего ущелья справа.

Поначалу ему показалось, что глаза неприятно набухают и того и гляди вылезут из орбит, но неприятное ощущение быстро ушло, а изображение ущелья вдруг плавно приблизилось и стало различимо в мельчайших деталях – точно он снова взглянул в дедаирскую зрительную трубку, которую как-то видел на одной ярмарке. К удивлению Кар-Майда, из-за извилистой стены ущелья вдруг показались воины. Один, второй, третий… почти четыре десятка. Синие штандарты ясно указывали на имперскую принадлежность солдат – Валор. От удивления чародей-любитель потерял контроль над магией, и заклинание тут же развеялось. Кар-Майд потер разболевшиеся глаза и уже собрался громко крикнуть, чтобы поднять тревогу, как увидел на склоне скалы над ущельем всполохи огня. Дозорные, наконец, соизволили проснуться и сигнализировали о приближении к лагерю неприятеля. Раздались громкие и грубые крики команд. Через минуту, полную гомона, лязга, суеты и проклятий, бойцы Алой Империи в полном боевом обмундировании были готовы достойно встретить неприятеля. 

Вышедший из ущелья валорский отряд взял курс прямо на центр легиона. Ехавшие верхом на цераптах воины Валора переговаривались и смеялись, словно выехали на прогулку в собственном парке. Командующий легионом легат Пайлэн Тар в окружении гард-декуронов с интересом и тщательно скрываемым любопытством смотрел на приближающихся бойцов. Интересно ему было и прислушаться к полушепоту солдат, стоящих поодаль, потому что их голоса в точности повторяли его внутренний диалог.

– Кто это такие? На разведчиков вроде не похожи!

– Белого флага нет, значит, не парламентеры. Что им здесь нужно?

– Провокаторы! Как пить дать провокаторы. Я же говорил, баронам весь это мир как кость поперек горла.

Валорцы приблизились. Пайлэн Тар различил помимо фамильных знаков на каждом особый герб – цифру тринадцать.

Вскоре отряд подъехал и остановил цераптов в десяти шагах от легата и его офицеров. Глава отряда небрежно махнул рукой в знак приветствия, но не стал снимать боевой шлем.

– Что вы забыли на Садарской земле, воины? – воскликнул Пайлэн Тар, не ответив на приветствие. Шепот и гул в рядах позади стих. Стало очень тихо, лишь где-то далеко в вышине каркал одинокий ворон.

– Если память легату не изменяет, при проведении демаркационных линий во время Пакта о Разделении Тарта 48-го года Огня писарь смазал чернила на карте, а потому конкретные границы влияния в этой части Тарта так и не были установлены.

Пайлэн скосил глаза на гард-декурона Варидана, известного своей начитанностью и эрудированностью. Тот едва заметно кивнул, подтверждая слова валорца.

– Хорошо. Но все-таки что вы забыли… на этой земле? – задал вопрос по-другому.

– Хотя я полагаю, что это не ваше дело, я все же отвечу: в здешних местах водятся замечательные гладиаторские тарханы. Мы здесь охотимся, – предводитель валорцев поправил забрало, пришпорил церапта, объехал легата с офицерами и двинулся между ровно выстроившимися рядами садарской пехоты. Остальные валорцы двинулись за ним.

Пайлэн хмуро глянул ему вслед. Рука в латной перчатке легла на рукоять меча. Варидан наклонился и прошептал несколько слов. Легат убрал руку с меча, но продолжал буравить взглядом спину командира отряда.

И не только он. Тысячи глаз пристально рассматривали валорцев: роскошные доспехи, изысканные клинки и… трофейные секиры, добытые у их соотечественников. Недовольный и угрожающий ропот охватил фаланги бойцов, мимо которых как ни в чем не было ехали верховые воины, продолжая треп, прерванный лишь на время разговора их предводителя с легатом. Декуроны кусали губы, сжимали рукояти топоров, не спеша одернуть своих солдат и заставить их замолчать.

– И что, мы так и будем смотреть на этих наглецов? И просто так позволим им пройти через ряды? Нас тут пять тысяч, а они даже не удосужились обогнуть лагерь, поперли напролом, – вполголоса вопрошал солдат, стоящий слева от Кар-Майда. Оба стояли в последнем ряду фаланги.

– Уймись, Марвин. На то есть причины, – тихо ответил ему Ладиур, пожилой, загорелый, покрытый белыми следами шрамов легионер, который стоял по правую руку от будущего заклинателя.

– Какие еще, в Бездну, причины?

- Во-первых, атака почти наверняка сорвет перемирие.

– Плевать!

– А во-вторых, погляди на их герб. И запомни его. Потому что следующий раз, когда ты его увидишь, может оказаться для тебя последним. Даже если тебе посчастливится оказаться в последнем ряду, а на твоей стороне будет многократное численное преимущество.

Марвин презрительно сплюнул, глянул на культю левой руки Ладиура, но все-таки промолчал. Бывалый легионер знал, о чем говорил. Он перевел дух, лишь когда бойцы клана «Анархия» скрылись за дальним холмом, а поднятая ими пыль вновь осела на сухую землю угрюмой равнины.