информация о клане

Пантеон [3]

Герилан Фрио поневоле изумился, когда увидел цель своего путешествия. Рывком поводьев он велел ездовой паньяре остановиться у подножия лестницы и задрал голову вверх, с восхищением рассматривая величественное строение. Своим размахом, массивными колоннами и застывшими в камне фигурами драконов и воина-человека здание напоминало храм. Молодой рыцарь обернулся и вопросительно взглянул на старого друга и верного оруженосца Бармета. В отличие от своего благородного хозяина, тот не скрывал страха, который вызывало у него это место.

– Может, все же передумаете, господин? – вновь затянул старую песню Бармет. – Зачем оно вам надобно? Жили бы без забот, ездили бы на охоту, пировали у…

– Прекрати! – резко оборвал его Герилан. Излишне резко, потому что заботливый тон Бармета вторил его внутреннему голосу, малодушно призывающему отказаться от опасной затеи.

– Я уже говорил, почему я решился на это, – уже мягче произнес рыцарь. – Мир вокруг слишком погряз в пороках. Погляди хоть на моих старших братьев. В тех, кто называет себя рыцарем, нынче подлости, алчности и жестокости больше, чем в лесных разбойниках. В одиночку я не смогу ничего изменить.

Он соскочил с ездового животного, передал поводья спутнику и быстро зашагал к высоким дверям, ведущим внутрь здания. Бармет тяжко вздохнул.

– Да пребудет с вами благоволение Великих Драконов, – с трудом расслышал рыцарь голос своего вечного спутника.

* * *

Отворив тяжелые дубовые двери, он очутился в небольшом, по меркам всего здания, вестибюле. Его уже ждали. У противоположной от двери стены помещения за тремя столами в креслах с высокими резными спинками сидели три человека в плащах. Царивший в зале полумрак и накинутые на головы капюшоны не позволяли рассмотреть их лица.

– Назовите себя!

– Рыцарь Герилан Фрио, четвертый сын барона Хламета Фрио.

– Доверенный сообщил о вашем желании вступить в наши ряды. Вы подтверждаете ваше желание?

– Подтверждаю.

– Знаете ли вы об испытании Семи залов, которое может стоить вам жизни?

– Да.

– Мы даем вам время подумать. Когда испытание начнется, остановить его будет уже нельзя.

– Я готов и не поменяю решения!

– Да будет так. Справа от вас находятся двери, ведущие в зал Меча. Войдите в них, чтобы начать испытание.

* * *

Легкие казались кузнечными мехами, наполненными раскаленным воздухом. Испарина покрыла все тело, крупные капли пота катились со лба, застилая взор. Мышцы порой переставали слушаться, огромных усилий стоило заставить изможденное тело слушаться голоса разума. Сражения в зале Меча, хитроумная смертельная ловушка в зале Воды, нестерпимый жар зала Огня, ядовитые твари зала Страха, издевательство над собственным телом в зале Боли, летающая смерть в зале Тьмы. Он застыл перед дверью, ведущей в следующий зал. Что ждет его там? Впрочем, сколько ни гадай, все равно не узнаешь. Отдышавшись, он толкнул двери и вошел внутрь.

– Вы успешно прошли шесть из семи залов, рыцарь Фрио, – возвестил знакомый голос невидимого наставителя, дававший ему инструкции в каждом из залов. – Лишь один шаг отделяет вас от успешного завершения испытания. Войдите в центр зала Света и сядьте в кресло.

Несмотря на название, зал был темным. Лишь тонкий луч света из проема в потолке разгонял сумрак, падая на стоявшее посреди зала кованое кресло с тонкой гравировкой, изображавшей животный мир Адана. Но время любоваться искусной работой мастера было неподходящее. Утомленный, он добрел до кресла и рухнул в него. Едва положил руки на подлокотники – с громким щелчком пружинные механизмы приковали его к стальному трону. Воин дернулся, но оковы даже не шелохнулись. В четырех чашах по углам помещения вспыхнуло магическое фиолетовое пламя, наполняя зал светом. Напротив кресла стала видна висящая на корабельном канате клетка. Пола под ней не было – на его месте зияла черная дыра колодца. Герилан присмотрелся, и сердце его подскочило в груди. Внутри клетки, крепко привязанный к металлическим прутьям кожаными ремнями, смотрел на него полными ужаса глазами Бармет. Взгляд рыцаря скользнул ниже, и он разглядел взведенный арбалет, нацеленный ему в грудь, и горящую рядом свечу.

– Насколько вы можете видеть, – вновь зазвучал голос незнакомца, – ваш оруженосец находится внутри клетки. Там же находится нацеленный на вас арбалет. Его спусковой рычаг сработает, когда свеча пережжет веревку подвеса. На подлокотнике под вашей правой рукой находится рычаг, позволяющий сбросить клетку в пропасть. У вас осталась примерно минута до того момента, как арбалет выстрелит. Ваше задание – выжить! 

– Остановитесь! Остановитесь, вы не смеете приплетать к этому Бармета и еще кого-либо! Я требую остановить испытание!!!

– Когда испытание началось, остановить его уже нельзя, – ответил неизвестный.

Фрио в бешенстве забился в кресле, исторгая из себя поток страшных проклятий, но никакого эффекта это не возымело. Собеседник больше не считал нужным что-либо добавить к своим словам.

Воин затих и обратил внимание на Бармета. Связанный и с кляпом во рту, тот громко мычал и дергал головой, пытаясь что-то сказать. «Дерни рычаг», – догадался, наконец, рыцарь. Рука его аккуратно нащупала полированный набалдашник рычага. Все тело покрылось холодным потом. Он посмотрел на свечу. Пламя уже перекинулось на веревку. Пальцы невольно стиснули рычаг, но усилием воли он не позволил себе сделать роковой рывок. С леденящим душу звуком щелкнула тетива. За мгновенье преодолела расстояние до пленного воина, с силой ударила в кирасу и… разлетелась на множество мелких частей.

Изумленные и сбитые с толку Герилан и Бармет смотрели на кружащиеся в воздухе частицы, когда за спиной рыцаря раздались шаги. Высокий воин неторопливой походкой подошел к креслу и остановился возле испытуемого.

– Девять человек из десяти не задумываясь выбрали бы собственное выживание за счет смерти другого, пусть даже доброго друга. Лишь обладатель строгого кодекса чести способен отказать себе в этом простом решении. Этот зал называется залом Света неспроста. Ночью все кошки серы. Разобраться, кто есть кто, помогает свет. В некоторых ситуациях единственным его источником будет твоя собственная душа. Добро пожаловать в клан «Пантеон», новоизбранный!