Дикая Мята Легат Первой Крови Полководец [70]

Первым затянувшееся молчание нарушил легат Марк. Потрепал по загривку своего белого варгала, выбил пальцами на эфесе меча нетерпеливую барабанную дробь, потоптался на месте, кашлянул два раза и наконец спросил:

– Кто это сделал?

– Неужели вы думаете, что я? – невинно спросила незнакомка, поправляя рукой серебристую прядь волос, упавшую на щеку.

Две молоденьких паньяры, нежащиеся рядом с девушкой, как по команде замерли и повернули головы к Марку.

Бравому садарскому легату, наверное, нездоровилось: он вновь закашлялся, отвернулся и продолжил разговор, уже не отводя взгляда от дракона, лежащего на камнях.

– Шипастый мечехвост, если не ошибаюсь?
– Ах, кто их разберет! – голос девушки напоминал перезвон праздничных колокольчиков. – Такой огромный...
– Это же на него дедаиры объявили охоту? – Легат извлек из-за пазухи смятый свиток, развернул. - Хорошую награду обещают.
– Вот как? – невинно прошептала незнакомка. – Повезло же кому-то справиться с таким чудищем!

Легат недоверчиво покосился на нее. Пальцы незнакомки игриво щекотали подбородок черной паньяры, глаза были прикрыты. Розовая паньяра фыркнула. 

Легат встряхнул головой, как будто прогоняя наваждение, и зашагал к дракону. 

Странный терпко-сладкий запах, который легат ощущал последние несколько минут, усилился.

Это был не мечехвост. Огромный старый дракон лежал перед Марком. Его чешуя была покрыта серой патиной времени. Как-то на аукционе Марк видел доспех из такой чешуи. Он стоил целое состояние.

Зверь был убит одним ударом. Мастерским, выверенным. Серебристый клинок торчал в грудине дракона как раз там, где находилось сердце монстра.

Легат вытащил клинок, осмотрел… Марк знал немало воинов, готовых убить за такое оружие.

Сзади раздался шорох. Марк вздрогнул, рефлекторно обернулся, подняв меч…

Розовая паньяра сидела на камне в нескольких метрах от него. Желтые глаза не мигая буравили легата.

– Разорви тебя Шааб… - недовольно выругался Марк и решительно направился к незнакомке.

Она ждала его, подперев подбородок правой рукой. Легат разглядел на ее пальце кольцо с лепестком какого-то цветка.

– Это был мой контракт, - сказал Марк, потрясая свитком. – Я потратил десять дней, выслеживая это чудовище... Великий Велет, а ведь это же наверняка один из Младших Драконов! Еще со времен Великой Войны! Ох… Чей это меч, вы знаете? Кто убил дракона?
– Десять дней? – удивленно спросила девушка, вставая с камня. – Но зачем? Гораздо проще было бы выманить чудище туда, где можно дать ему бой на своих условиях.
– Выманить? Интересно, каким это образом можно выманить тысячелетнего дракона?! – вскричал Марк и тут же осекся: ножны незнакомки были пусты.

Она увидела его взгляд, усмехнулась. Подошла, протянула руку. Терпко-сладкий запах усилился. Марк молча протянул ей клинок.

– Дикая мята, – сказала незнакомка. – Для кошачьих это самый приятный запах в мире. Не правда ли?

Розовая паньяра, сидящая у ее ног, что-то мурлыкнула, черная выгнула спину дугой. 

– А на драконов, попавших под воздействие тангорского артефакта, дикая мята действует совершенно иначе. Приводит в бешенство. 

Легат молчал, глядя в сторону.

– Отвези голову дракона дедаирам, они наградят тебя, – сказала девушка.
– Садарцы никогда не присваивают чужие заслуги, – пробурчал Марк.
– Мир тесен, – сказала она. – Когда-нибудь ты вернешь мне этот долг.
– Для этого мне надо знать ваше имя, – сказал Марк.

Незнакомка фыркнула. Совсем как паньяра. Запах кружил Марку голову, происходящее напоминало терпко-сладкий сон. 

Девушка вскочила в седло и, дернув за уздечку, повернула шипохвоста к югу. Прищелкнула языком. Услышав команду, паньяры запрыгнули на спину шипохвоста и, цепляясь коготками за попону, спрятались в седельные сумки, расшитые бисером.

– Ты можешь догадаться, как меня зовут, – сказала незнакомка.