Призрак Бригадир Третьей Крови Полководец [79]

– Через полчаса солнце сядет, – заметил Гиль Кардин, выразительно поглядев на купца Днафта. – А еще через полчаса…

– Тоже мне, открытие какое, – недовольно буркнул в ответ тот. – Всем уж ясно, что тутова заночевать придется, в ентой самой расселине, чтоб ей неладно было!

– Нужно добраться до Кровавого камня, где расселина пересекает ущелье Кнос, – сухо заметил ехавший рядом с их фургоном гард-декурон Карет Ман-Мальс. – В случае нападения у нас будет больше места для маневра. И можно будет выбрать, куда отступать, если что...

– Тады надобно поспешать, – пробурчал раздраженный Днафт и с силой дернул поводья. Встав во весь рост, он обернулся к двигающимся за ними остальным фургонам каравана. – Пошевеливайтесь! Дотемна надо пройти еще две версты.

Ответные возгласы погонщиков свидетельствовали о том, что они услышали указание. Груженные доверху бурульими окороками и мешками с мукой фургоны еще сильнее загрохотали по неровной дороге среди высоких скал.

* * *

Крепко спавший всю дорогу даже во время самой сильной тряски, Лиор Мальрон проснулся, когда фургоны встали, а погонщики с солдатами стали решать, где лучше поставить транспорт и устроить кострище. К ночи воздух в горах стремительно холодел. Зябко кутаясь в шерстяной плащ, пожилой хронист вылез из фургона и отправился искать племянника Гиля. Идея посетить Дагдор и попросить у хозяев Города-в-Скале доступ к старинным летописям возникла у них с Кардином спонтанно, а потому пришлось воспользоваться попутным караваном с продовольствием, чтобы добраться до дедаирского государства. Несмотря на привычку к комфортной жизни, Лиор стойко переносил дорожные трудности, считая их неизбежной платой во имя достижения поставленных целей.

Он нашел Гиля возле Кровавого камня – большого темно-бордового валуна размером с одноэтажный дом, лежавшего на пересечении расселины и ущелье Кнос.

– Впечатляющий камень, – вымолвил Гиль, быстро оглянувшись на дядю. – Читал про него, но своими глазами вижу впервые.

– Мне за все прожитые годы тоже еще не приходилось бывать здесь, – ответил ему Лиор, поправляя на носу пенсне и всматриваясь в структуру необычного камня. – Совсем недавно в книге Магнерия Гал-Тартела «Легенды и предания народов Тарта» я встречал упоминание этого места. Если тебе интересно, я могу процитировать.

– Если тебя не затруднит, дорогой дядюшка.

Лиор наклонил голову вперед, зажмурился, приложил ладонь ко лбу и начал, будто читая с лежащей перед глазами страницы:

«Отряды людской пехоты, эльфийских лучников и минотонских молотобойцев соединяются в горах Хмер у Майларского перевала и идут к плато Тиам на лагерь армии наместника Берлиала. Среди походных шатров из рогов и шкур горят костры, на которых жарится их страшная пища: помимо туш захваченного скота видят воины Тарта освежеванные тела своих убитых товарищей. Но вместо ужаса пылает в их сердцах лютая ненависть. Бритвенно острые эльфийские стрелы смертельным дождем обрушиваются на прислужников Шааб. А следом сыпятся зазубренные копья людского племени. Не давая врагу опомниться, врываются в лагерь быкоглавцы, круша боевыми молотами всех и все на своем пути. Кажется, близка победа, но битва принимает иной оборот. Псари Бездны отворяют двери клеток в центре лагеря, и страшные чудища вырываются на свободу. Никогда прежде не видели защитники Тарта столь жутких и живучих чудовищ. Острейшие стрелы не могут пробить их шкур, минотонские молоты не могут с первого раза проломить их черепа. Словно горная река после ливня обрушиваются твари Бездны на защитников Тарта, сметая их прочь. Командор Тилиген трубит отступление. В предсмертных стонах и рычании сотен глоток тонет звук его горна. В Змеиную расселину к Кровавому камню отступают союзники, с каждой минутой теряя все больше своих бойцов. Успешная атака грозит обернуться полным разгромом, но откуда ни возьмись проносится по ущелью всадник на белом варгале. Лунный свет сияет на белоснежном меху зверя, молниями сверкают глаза воина, в могучих руках его изгибает плечи короткий охотничий лук, на концах стрел вместо наконечников сверкают магическим огнём кристаллы. Словно молнии, срываются стрелы с тетивы неведомого воителя. И каждая находит свою цель, точно в глаз бьет он чудовищ из Бездны. Обращаются звери в глыбы ледяные и с треском лопаются на тысячи осколков…»

– Кхм-кхм, – приблизившись к ученым, вежливо покашлял Ман-Мальс. – Прошу простить за то, что прерываю разговор почтенных магистров, но господин Днафт просит всех к столу на общую трапезу.

– Да-да, конечно, гард-декурон, – Мальрон открыл глаза и рассеянно захлопал веками, словно резко очнулся от глубокого сна.

– А что было дальше? – спросил племянник, увлеченный историей и не обративший никакого внимания на солдата.

– Дальше? – Лиор сморщился и потер лоб. – Э-э-э… не помню. Пойдем ужинать, Гиль. Я только сейчас понял, как сильно успел проголодаться.

* * *

Прикладываясь к чашке с горячим настоем горных трав, гард-декурон некоторое время задумчиво смотрел на Лиора и в конце концов не выдержал.

– Прошу меня извинить, но я слышал историю, которую вы поведали своему родственнику, господин…

– …Мальрон, – подсказал историк.

– Вот уж не думал, что уважаемый ученый вроде вас, господин Мальрон, станет изучать придумки лживых бардов! – солдат уставился в свою чашку, помолчал, а потом снова поглядел на Лиора. – Воин на белом варгале…. Кристальные наконечники… Рассыпающиеся ледяной крошкой Твари Бездны… Красивая ложь, чтобы прикрыть трагичную страницу истории.

Лиор ухмыльнулся и пожал плечами.

– Может быть, вы и правы. Однако известны случаи, когда оживали самые невероятные и удивительные легенды.

* * *

За два часа до рассвета их разбудил резкий свист караульного. А сразу за ним последовал оглушительный треск ломающихся досок, рычание, хруст костей и чавканье. Хватая мечи и секиры, солдаты Ман-Мальса вскочили на ноги. Гард-декурон выхватил из кармана кристалл, подаренный знакомым магом, поднял над головой и прошептал тайное слово. В озарившем лагерь светло-голубом магическом свете они увидели разломанный на куски фургон и глыбу бугрящихся мышц, копошащуюся среди валяющихся на земле бурульих окороков.

– Что это? – ужаснулся Днафт.

– Рхун! Творение проклятых Шааб! – перекрывая громкие и неприятные звуки, издаваемые существом, прокричал военный.

– Ну так что же вы стоите? Ждете, пока он сожрет весь мой товар? Вы приставлены защищать – так защищайте! – кричал купец, топая ногами.

Гард-декурон махнул рукой, давая команду. Солдаты, выстроившись полукругом, двинулись на монстра. Но едва расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, рхун развернулся и по широкой дуге нанес удар необъятной лапой, разбросав облаченных в латы рослых воинов как щенков. Пасть чудовища потянулась к голове ближайшего воина, готовая размолоть ее прямо в шлеме, но что-то мелькнуло в воздухе – и монстр застыл, покрываясь ледяной коростой. Завороженные, путешественники смотрели на это зрелище и не могли оторвать взгляда. Как только лед покрыл существо целиком, сеть трещин пробежала по телу рхуна и, расколовшись на сотни маленьких частей, оно рухнуло на землю.

Несколько секунд они молча смотрели на поблескивающие кусочки льда, не в силах понять, что произошло, пока кто-то из погонщиков не крикнул: «Смотрите!». Обернувшись, они увидели на Кровавом камне всадника на белом варгале. Но как следует рассмотреть незнакомца не получилось. Быстро окинув взглядом лагерь, прищурившись при взгляде на останки чудовища, беловолосый воин дернул поводья. Северный волк сделал длинный прыжок и бесшумно скрылся вместе с седоком во тьме расселины, куда не доставал слабый свет магического кристалла.

С немым вопросом на лице Ман-Мальс повернулся к Лиору.

– А я ведь говорил вам, гард-декурон, – ответил историк, – иногда оживают даже самые невероятные и удивительные легенды.