Юрия Декурион Второй Крови Завоеватель [73]

Бам! Бам! Бам!

Печатая шаг под удары генданга, группа вышла на песок арены. Выждали положенную паузу. Поклонились. Выдохнули именно так, как учил Надломанный Тростник – сильно, резко. Юрия краем глаза увидела, как дрогнули уголки губ наставника, пытающегося скрыть довольную улыбку.

Встали в стойку.

Наставник взмахнул рукой. Стали драться. «Танцевать» – как называла это про себя Юрия. Напарник атаковал, Юрия блокировала и уклонялась. Все было разучено и отрепетировано сотни раз: на смотр приехали гости с юга, и Надломанный Тростник не мог себе позволить ударить в грязь лицом. Удар, блок, удар, захват, кувырок. Пауза – чтобы гости могли оценить филигранность застывших фигур. И по-новой. Скукота.

То ли дело драки за мостом! Настоящие, без репетиций! Юрия сбегала туда при первой же возможности. Ее знали, делали ставки. Часть заработанных денег Юрия тратила на сладости, часть откладывала. На будущее.

Снова забарабанил генданг. Юрия побежала к стойке: пора было переходить ко второй части танца – с оружием.

Неожиданно генданг смолк. Сжимая меч в руке, склонившись в поклоне, Юрия исподлобья смотрела в сторону наставника – рядом с ним стоял кто-то из приехавших. Разговора не было слышно. Наконец Надломанный Тростник слегка поклонился и направился к ним. Юрия опустила взгляд.

Шаги и шелест рясы смолки – наставник стоял рядом, молчал.

– Гости хотят выставить трех своих бойцов. Соревнование школ. – Наставник сделал паузу, демонстрируя свое отношение к происходящему. – От нас в бой пойдут Тхис, Бифур, Паньяра.

Услышав свое прозвище, Юрия выпрямилась.

– Возьмите боевые мечи, – сказал Надломанный Тростник.

После двадцати ударов генданга Юрия осталась одна. Верзила с юга вырубил Тхиса на пятом ударе. Бифур держался как мог и достал своего южанина длинным свингом. И тут же пропустил встречный удар от подоспевшего верзилы. 

Юрии достался мастер. Маленький, юркий. Он наносил обманные удары, кувыркался, дразнил, устраивая из схватки то, что она не любила больше всего, – представление. А теперь к нему присоединился и верзила, уложивший Тхиса и Бифура. Двое против одной.

Юрия перестала атаковать, ушла в оборону, выжидая момент для контратаки. Но ни Верзила, ни Танцор не делали ошибок. Она уже пропустила пару ударов – плечо и бок кровоточили.

Можно было отбросить меч, признать поражение. Можно было. Но очень не хотелось.

Чтобы победить, надо было нарушить правила. Опять. Потом вновь терпеть нотации наставника, по сто раз выводить тушью на свитке правила школы… А может что и похуже.

«Что сделал бы KenShiro? » – спросила себя Юрия.

И память подсказала ей ответ. Худенький черноволосый мальчик заглянул ей в глаза, озорно подмигнул и бросился бежать прочь, размахивая отцовским императорским жезлом. «Юрия, Юрия!» - кричал он. Она – тоже еще маленькая, радостная, – бежала вслед за ним и, захлебываясь от счастья, кричала его имя. Они были предназначены друг для друга еще тогда...

Им обоим потом здорово досталось за эту шалость.

Бам!

Двадцать седьмой удар генданга и третий пропущенный удар. Новый порез. Теперь бедро. Ставить блок и уклоняться будет тяжелее. Чтобы победить, пора было нарушать правила.

Южане приближались. Как гролы, чующие слабину жертвы, предвкушающие скорую расправу.

Юрия зачерпнула пригоршню песка и приготовилась побеждать.

***

Через несколько дней Надломанный Тростник и Юрия стояли за воротами школы.

– Держи, - Наставник протянул кошель с ее сбережениями. – Старейшины хотели отдать их беднякам, но я убедил их… не делать этого.

Юрия взяла свои деньги.

– Из тебя мог бы выйти замечательный мастер, – сказал Надломанный Тростник. – Если бы ты только придерживалась правил, Паньяра…

– Я не Паньяра! - упрямо сказала девушка.

– Я знаю, – вздохнул Наставник. – Ты – Юрия! Ты ждешь своего нареченного принца. Однажды он примчится к тебе на вороном церапторе и подарит цветок розовой нарьямы.

– Так и будет – сказала Юрия.

Помолчали.

– Там – Наставник кивнул в сторону перевала, – не жди, пока тебя ранят. Атакуй сразу, из третьей позиции, как ты умеешь.

Юрия удивленно посмотрела на него и только сейчас заметила, как он постарел. Прославленный воин, сменивший меч на посох, стал бледной тенью самого себя.

– Иди – сказал наставник.

И она пошла. На запад, откуда дюжину лет назад торговцы живым товаром привезли в школу новую партию «сырья». 

И вот она возвращалась. В свое прошлое. К своему предназначению.