арт197904 Мастер Меча Первой Крови Угнетатель [53]

«Ну, Сквалыга, я с тобой еще рассчитаюсь!» - раздраженно думал юный Кхарет, с едва теплящейся надеждой продолжая изучать залы. Брон, продавший ему карту, на которой была отмечена усыпальница Героев, уверял, что там  наверняка отыщутся золотые кубки, серебряные блюда, жемчужные колье и роскошное оружие, инкрустированное драгоценными камнями. В реальности все оказалось совсем по-другому. Помещения были пусты, не считая дымивших по углам курительниц, наполнявших воздух плотным запахом терпких трав.

Он уже был готов повернуть к выходу и раствориться в ночи, как вдруг заметил блеск в небольшом зале слева от центрального коридора, повернулся… и обомлел. На левитирующей в метре над полом каменной плите лежал воин, сжимающий в руках поблескивающую золотом статуэтку небольшого дракончика. Завороженный и объятый страхом, расхититель на цыпочках вошел в зал. «Арт197904» различил он надпись на плите. Странное имя было ему смутно знакомо. Он стал припоминать рассказы, которые слышал. Рассказы о великом мастере боя, не боящемся никого и ничего.  О лишенном эмоций убийце, наводившем страх на многих бойцов Тарта. И его внезапном исчезновении, после которого многие вздохнули с облегчением.

Лицо воина было немного бледным, но можно было подумать, что он просто спит, утомленный своими ратными подвигами. Боец был одет в добротные и практичные, а вовсе не парадные доспехи. Слева и справа от тела лежали два странных серповидных клинка. Единственной ценной вещью в зале была статуэтка. Обхватив ее двумя руками, вор аккуратно потянул вверх, но посмертная хватка бойца была удивительно сильна. Он попробовал еще раз, но вдруг в ужасе отпрянул, едва удержавшись, чтобы не вскрикнуть. Сияющая ярким светом полоса вдруг пробежала по поверхности фигурки, стирая позолоту и открывая лежащую под ней зеленую чешую. Дракончик вдруг ожил, спрыгнул на пол и заверещал, подбежав к ногам Кхарета.

- Э-э, ты это… тихо… тссс! – юноша приложил указательный палец к губам, надеясь, что даже только что вылупившиеся драконы понимают людские жесты. Дракончик не замолкал, так что Кхарет присел на корочки, чтобы погладить и успокоить его, не удержав равновесие покачнулся и, чтобы не упасть, инстинктивно схватился за руку воина. Стены зала вдруг померкли, череда вспышек на несколько мгновений ослепила Кхарета. Он стал грезить наяву, глазами непосредственного участника видеть фрагменты странных и пугающих событий.

Раннее утро, лагерь большой армии, смотр войск перед маршем. На горизонте поднимаются столбы черного дыма, обозначающие уже пройденный разорителями путь. В сопровождении советников и гвардейцев напоминающий надменную жабу лорд-завоеватель идет вдоль ровных рядов своих воинов, строго их оглядывая. Наблюдающий за сценой солдат достает из-за пазухи окрашенного в красный цвет голубя и подбрасывает его в воздухе. Пораженные, все вокруг глядят на необычную птицу, а он успевает несколькими прыжками добраться до лорда и одним ударом короткого меча перерубить толстую шею, но и сам обмякает, пронзенный кинжалом гвардейца-охранника... Вспышка…

Просторная поляна в ночном лесу ярко освещена большим костром в центре и факелами в руках разбойников. Вместе с еще тремя мужчинами он стоит напротив здоровяка со шрамом на лбу, сидящего на вырезанном из пня кресле, покрытом шкурой бифура. За спиной атамана нетерпеливо гудит сброд всех мастей. Предводитель шайки делает властный жест, и бандиты тащат четверых связанных людей. Судя по виду – мелких лавочников или небогатых ремесленников. Пленников кидают им под ноги, каждому дают в руку кинжал. Кровавый Зарок – ритуал принятия, который практикуют самые жестокие банды. Взяв в руки кинжал, он примеривает его к горлу пленного. Оборачивается, как бы заискивающе следя за реакцией главаря. Еще раз примеряется к горлу, но снова повернувшись, делает быстрое движение кистью. Блеск металла, кинжал глубоко вонзается в глаз главаря. Крик, гвалт. Бандиты бросаются к нему, хватаясь за тесаки и дубины… Вспышка…

Солнце тонет в спокойной, безмятежной морской глади. Прохладный ветер поднимается в горах. Цепляясь за уступы в скале, он упрямо ползет вверх по почти отвесному склону – к главной башне построенного на вершине горы форта. Удачно зацепив «кошку» за край деревянной крыши, последнюю часть пути он преодолевает по канату и влезает в окно башни. Оглядевшись, снимает со стены шпагу и прячется в углу за платяным шкафом. Вскоре на лестнице раздается стук сапог. Разодетый как столичный щеголь стройный красавец с бездушным взором стальных глаз входит внутрь. Едва пиратский князь делает два шага внутрь, он выскакивает из укрытия и острие шпаги пронзает сердце пирата… Из последних сил тот стискивает ампулу в кармане… Грохот… Вспышка…

Эти сцены были лишь малой долей в череде многочисленных картин и образов, что за короткий миг пронеслись в его сознании. Пытаясь избавиться от наваждения, юноша отпустил руку воина, сделал шаг назад, запнулся и упал на пол. Видения оборвались так же внезапно, как начались.

- Пресвятая Эона, – пролепетал вор, - Неужели это все была его жизнь?

- Да, все это были его жизни, - раздался голос в его голове. – Он пережил много смертей, но раз за разом сила Творца возвращала его на Тарт.

Кхарет завертел головой, не понимая кто это вдруг «заговорил» с ним. Только сейчас он обратил внимание на лики каменных Хранителей на стенах усыпальницы.

- Творец что создал его, желал добра этому миру, погрязшему в распрях, грабежах и смертоубийствах. Он думал, что достаточно уничтожить главных злодеев, чтобы обезглавить зло, и создал идеального убийцу. Но у убийцы появились друзья, и он стал воевать с врагами своих друзей, однако тех становилось все больше и больше. Зло множилось на Тарте, и тогда жрецы взмолились Старшим Драконам и те погрузили воина в Сон Забвения.

Голос в голове вора замолчал. Кхарет услышал едва слышный шорох и похолодел от страха. Пальцы на правой руке воина пошевелились, левая нога вздрогнула, веки медленно разомкнулись. В страхе расхититель бросился к выходу, давая себе клятву никогда больше не вламываться в усыпальницы и склепы. Воин встал со своего каменного ложа, взял лежавшие подле серпомечи и двинулся к выходу. Дракончик бросился следом, подпрыгнул, ловко взобрался по латам и уютно устроился на плече у воителя.

- Сон Забвения подошел к концу, - беззвучно изрекла свою мысль Хранительница Света, - теперь пустота внутри него должна заполниться новыми эмоциями и новыми впечатлениями.

- Вот увидишь, он все равно начнет сеять смерть как раньше, вновь станет тем, кем был, - так же мысленно ответил ей Хранитель Теней.

- Путь между добром и злом всегда слишком извилист, - заметила Хранительница, - Кто может знать наперед, какой дорогой пойдет он на этот раз.