-KenShiro- Бригадир Третьей Крови Завоеватель [71]

Он шел по следу банды второй день. Горячий след. Если, конечно, корчмарь не соврал.

Его обманывали уже несколько раз. Льстиво улыбались, брали монеты и… сочиняли небылицы. Когда золото сменила сталь, ничего не изменилось. Кроме выражения лиц – вместо лести он видел страх, который лишь заставлял информаторов выдумывать новые сказки. 

Но в этот раз все было иначе.

Вышедший на заслуженную пенсию и превратившийся в уважаемого гражданина Золотых Песков пухлый работорговец вспомнил ее – маленькую худенькую девочку, украденную налетчиками двенадцать лет назад из замка Западного Предела. Девочка прокусила ему палец, и, когда потеющий от страха толстяк рассказал об этом, KenShiro впервые понял, что он на верном пути. Что-то подсказывало ему: на сей раз он не упустит свою цель. Надежда? Интуиция? Память? Прокусить палец обидчику – да, это про нее. Про Юрию.

KenShiro остановился, спрыгнул с ящерога, осмотрел сломанную ветку. Выступивший сок даже не успел застыть. Он близко.

Ниточка, очутившаяся в его руках после встречи с работорговцем, привела в корчму «Ласковый приют». Это было позавчера. Разбойники, приходившие в «Приют», чтобы сбыть награбленное, были не очень разговорчивы. Зато корчмарь, озолотившийся на перепродаже их добычи, был… хм… готов к диалогу. Это он рассказал про банду Резака. И про Паньяру - ученицу Надломанного Тростника, покинувшую монастырь и зарабатывающую на жизнь гладиаторскими боями.

А теперь схваченную головорезами Резака. «Ценный товар, – пояснил корчмарь. – На Жаровне за нее много можно выручить».

Доводить дело до Жаровни у KenShiro не было никакого желания. В одиночку даже он не смог бы разгромить этот крупнейший невольничий рынок, на котором двенадцать лет назад и была продана украденная из семьи Юрия.

KenShiro замер, услышав впереди чьи-то голоса. Аккуратно извлек меч из ножен. Он очень надеялся, что его поиски подходят к концу.

***

Смеркалось. Тень от разрушенной башни, возле которой стала на привал банда Резака, пересекла реку. В этой тени, среди вязов, и прятался KenShiro. Переводил дух. Если он все верно рассчитал, их осталось меньше десятка. В основном лучники. Ну и сам Резак.

– Ты кто?! – вновь проорал Резак, укрывшийся в башне. – Что тебе надо, разорви тебя Шааб?!

KenShiro молчал. Вступать в переговоры было бессмысленно. Если Паньяра была его Юрией … Глупо сдавать врагу козыри.

KenShiro подобрал камень, бросил в сторону. Шух! Шух! Шух! Три стрелы вонзились в землю там, где упал булыжник. У остальных лучников, значит, нервы покрепче. Ничего не поделаешь, придется как-то выживать.

KenShiro бросился вперед. Кувырок. Отскок. Нырок в сторону. А вот и первый. Удар! Брызги прямо в лицо, проклятье!

Опять нырок. Вовремя. Стрела вонзилась в стену аккурат над головой. KenShiro выхватил дротик, бросил. Крик. Это хорошо.

Левую икру пронзила боль. Подставился все-таки. После разберемся.

Рывок к стрелку, короткий взмах мечом. А вот еще один. Испуганный, руки трясутся. Эфесом в висок – бах! Готов.

Двое бегут. Дротик... Последний! Бросок. Попал. 

Блок. Финт. Выпад. Минус еще один.

Сколько же их еще?..

О-оп!

Больно. Прозевал. Валяйся теперь со стрелой в спине. Притворяйся мертвым. Сейчас это получится очень… достоверно. 

KenShiro лежал неподвижно, выманивая врага. Силы уходили. Если они не поверят, что он мертв, если выстрелят опять… Лучше не думать.

Время шло. Глаза заливала красная пелена. Враг не высовывался.

«Юрия», – подумал KenShiro. Представил, какая она. Последний раз он видел ее маленькой девочкой. «Наверняка красавица», - решил KenShiro.

– Подох, что ли? – проорал Резак из башни.

Затаив дыхание, KenShiro ждал ответа.

– Ага! – проорал кто-то сзади. 

«Стрелок», – понял KenShiro.

– Ща! – донесся голос Резака. 

Реальность ускользала вместе с кровью из раны. « Только бы хватило сил на последний рывок», – подумал KenShiro.

Резак вышел из башни. Направился к нему. Сзади тоже шум – приближался последний лучник.

Сейчас все и решится.

***

Шаги на лестнице. Тяжелые, размеренные.

Резким выдохом Юрия сдула челку с глаз и продолжила тереть ремень об угол колонны. Кто бы ни вошел в эту дверь, она бы предпочла встретить его без пут на руках.

Шаги замерли. А ремень был разорван лишь наполовину.

Дверь распахнулась. Девушка вскинула голову. На пороге стоял воин. Лицо и доспех залиты кровью. В одной руке меч. В другой…

Юрия удивленно наклонила голову вбок. В другой руке незнакомец сжимал засохший цветок нарьямы.

– Помню, они тебе нравились, – сказал KenShiro.