Anchifa Бригадир Первой Крови Искоренитель [68]

Эведал Найден прошелся по своей каюте, взял со стола кисет и неторопливо стал набивать трубку, вдыхая аромат терпкого табака, выращиваемого где-то на вечнозеленых плантациях королевства Ташелим. 

«Заканчивается уже», - подумал он с сожалением. – «Надо бы снова наведаться в Харадейское море да потормошить тамошних купцов. Такого табака больше нигде не найти». На палубе пробили рынду. Полдень, самое скучное время на корабле. Он развалился в кресле-качалке и стал покуривать трубку, постепенно погружаясь в дрему.

В кубрике легкого фрегата «Джонатана Ливингстона» послышался торопливый стук шагов, и в каюту без стука вбежал мичман Корт Муарон.

- Капитан, команда близка к бунту! Вы слышите меня? Назревает бунт!
- Что?! – капитан с удивлением уставился на молодого моряка, и вдруг лицо его стал подрагивать, в груди послышались странные то ли хрипы, то ли покашливания и вдруг он разразился громким, лающим смехом.
- Моя команда? Да ты, видать, рехнулся, Корт!
- Нет, капитан! Наша новая спутница…
- Так вот оно что! – веселость Эведала как рукой сняло, он вскочил с кресла. – Морские волки потеряли голову, едва перед ними покрутила хвостом волчица. Ничего, сейчас мы с этим разберемся и повесим смутьянов сушиться на солнышке.

Гремя сапогами, он устремился на верхнюю палубу, попутно пытаясь вспомнить детали появления у них в команде девушки, которую он до сих видел лишь один раз и то мельком.

* * *

Сонное солнце клонилось к горизонту, окрашивая увешанный оружием ковер на стене каюты в темно-розовые тона. Эведал доливал в свой стакан остатки рома из бутылки, разгоряченно рассказывая штурману Джореду и мичману Корту о своем самом несчастливом рейде, когда в дверь каюты постучал матрос. Услышав позволение, тот вошел внутрь.

- Капитан, на небольшом острове справа по курсу смотровой заметил отблески. Похоже, кто-то посылает сигналы о помощи.
- Что это за остров, Джор? – повернулся капитан к штурману, знавшему эти края, как свои пять пальцев.
- Совсем малый, у него на картах и названия-то нет, - откликнулся тот. – Сомневаюсь, что там есть даже источник воды. Если кого там высадят, мучиться ему недолго.

Некоторые сентиментальные морские разбойники не убивали своих пленников, а оставляли на необитаемых остовах, чтобы грязную работу за них сделали жажда, дикие звери или голод.

- Интересно будет поглядеть, кого это послала нам фортуна, - задумчиво проговорил Эведал. - Эй, Корт, спускайте шлюпку на воду и отправляйтесь за островитянином!

Мичман и еще пятеро вооруженных пиратов соскочили на песчаный пляж и вытащили на берег шлюпку.

- Так где видели отблески? – спросил пузатый и могучий Бахрет.

Муарон молча показал пальцем на поросшую пальмами возвышенность, немного левее места их высадки. До вершины взгорья было едва ли больше двух тысяч шагов. За полчаса они достигли его даже не устав, лишь грузный Бахрет тяжело дышал после подъема.

Следы обитания неизвестного тут же бросились им в глаза. Между двумя стоящими рядом пальмами было натянуто подобие гамака, сплетенного из лиан. Неподалеку чернели угли кострища.

- Эй, есть кто живой? – поборов наконец одышку, крикнул Бахрет.
- Не ори, напугаешь бедолагу, – с ухмылкой процедил сквозь зубы Дартел.
- Вот еще – раздался голос за их спиной.

Резко обернувшись, они увидели в десятке шагов от себя девушку, облокотившуюся правым плечом на ствол пальмы, скрестившую руки на груди и рассматривающую их с нескрываемым разочарованием. Одежда подчеркивала стройную фигуру незнакомки, к кожаному поясу была пристегнута сабля, на правом бедре поблескивал кинжал. 

- Вот так пташка! – воскликнул Бахрет и осклабился.
- Да уж, - поддержал его долговязый Вальден, лучший канонир команды, - Эй, матрона, ты кто такая будешь?
- Если я кому и дам отчет, так это вашему капитану.
- Эге, какая норовистая. Вот только на невольничьем рынке Тихой бухты тебе спесь-то поотобьют.

Бахрет шагнул к незнакомке и протянул к ней руку, закрыв ее от остальных своим крупным телом, но вдруг пошатнулся и завалился на спину. В руке островитянка сжимала выхваченную саблю, щиток эфеса окрасился кровью, брызнувшей из разбитых губ здоровяка.

Пираты схватились за абордажные тесаки и легкие секиры, лишь мичман Корт остался недвижим.

- Стойте! – повелительным криком остановил он разгоряченных разбойников - Дамочка, мы не братья милосердия, а джентльмены удачи из банды Эведала Найдена. Вижу, оружие ты в руках держать умеешь. Если понравишься капитану, сможешь присоединиться к нашей шайке. Если нет… - он многозначительно пожал плечами.
- Мне выбирать не приходится, - ответила девица, - Но держите свои руки подальше, если они вам дороги.

Бахрета привели в чувство, двое пиратов помогли ему подняться, взяли покачивающегося здоровяка под руки и все вместе двинулись обратно к шлюпке.

Когда они вернулись на корабль, Эведал был слишком пьян, чтобы разбираться в тонкостях людских душ. Мутными глазами он оглядел девушку, вытащил из ножен и провел ногтем по острию ее сабли, неопределенно хмыкнул.

- Через неделю мы выйдем к торговому пути, по которому шастают суда с хорошей охраной. Вот там-то и поглядим, чего ты стоишь, - пробурчал он и нетвердой походкой отправился к гальюну.

Никто не обратил внимания, что до этого избегавшая смотреть на Эведала, девушка повернулась и бросила короткий взгляд вслед капитану. Глаза ее вспыхнули ярким огнем.

* * *

Вывалившись на верхнюю палубу, капитан огляделся, быстро оценив обстановку.  Часть команды собралась на носу корабля возле девушки. Ближе к корме держались сомневающиеся и те, кто был на стороне Эведала.

- Что сгрудились, дармоеды?! – рявкнул капитан, - Нечего делать? Сейчас найду занятие каждому!
- Постойте, капитан, - выступил вперед «парламентер», весь покрытый белесыми шрамами Медриор, которого Эведал знал уже лет пятнадцать, - Тут всплыли некоторые обстоятельства, которые мы хотели бы прояснить…

Девушка выступила вперед и отстранила рукой говорившего, заставив его умолкнуть.

- Я обвиняю тебя, старший помощник Эведал Найден, в том, что девять лет назад в битве с двумя садарскими фрегатами у мыса Вдов ты ударом кортика в спину убил капитана Баретола Фелиандра и обманом стал капитаном этого судна!

Громогласный хохот капитана был ей ответом. Басовые раскаты смеха, казалось, разносятся по всем закуткам корабля, заставляя такелаж дрожать ему в такт.

Отсмеявшись, он тыльной стороной вытер рот.

- Да, я забыл узнать. Кто ты такая, чтобы появляться на моем судне и позволять себе подобные обвинения?
- Я – Анчифа Фелиандра, единственная дочь и законная наследница Баретола Фелиандра!

По кораблю прокатился тревожный ропот. Эведал нахмурил брови.

- Чем докажешь, что ты та, за кого себя выдаешь?

Девушка сняла с шеи цепочку и показала огромный золотой перстень-печатку.

- Узнаешь перстень моего отца? Он был на нем в момент его смерти. Я заплатила огромные деньги, чтобы отыскать останки моего отца и похоронить его.
- Капитан Баретол погиб во время битвы. С чего ты взяла, что я убил его, прохиндейка? – грозно двинулся на нее Найден, с хрустом сжимая от гнева кулаки.
- В порту Сал-Дриама я столкнулась со слепцом Пиретом Крайдли. Он-то и поведал мне, что видел, как ты расправился с отцом.
- Верно, Пирет ходил с нами, пока не стал слепнуть, - раздался негромкий голос кого-то из задних рядов, разговаривающего с рядом стоящими моряками - Мы оставили его в Саг-Дриаме пять лет назад с горшком золота, но ходили слухи, что он быстро все прокутил и стал побираться, словно оборванец.
- Ладно, самозванка, - прорычал капитан, разрывая воцарившуюся на судне напряженную тишину. – Мое терпение кончилось. Пора отправлять тебя на корм рыбам. Эй, Март, Култер, связать ее.

Краем глаза капитан видел, как мнутся оба названных моряка, не торопясь исполнять его приказ. Анчифа ухмыльнулась.

- Хочешь восстановить свой авторитет? Победи меня на Поединке Истины! – бросила девушка в лицо капитану.
- Тогда готовься к смерти! – рявкнул Найден и, выхватывая из ножен ятаган, бросился в бой.

Он атаковал мощно и быстро. Наносил молниеносные уколы и рубящие удары, способные пронзить насквозь церапта и перерубить дерево толщиной с ногу. Но все усилия уходили  в пустоту. Смертельная сталь ятагана встречалась с росчерком ее сабли и соскальзывала, бессильная найти путь к ее телу. Стремясь рыком подавить противника, он вдруг заметил на ее губах улыбку. Она просто смеялась над ним, фехтовальщиком, неспособным справится с женщиной! Поймав себя на этой мысли, он окончательно рассвирепел и стал кричать проклятия, продолжая орудовать ятаганом. И вдруг все внезапно кончилось. Лицо девушки оказалось совсем рядом, до него можно было достать рукой, но руки почему-то перестали ему подчиняться. Она смотрела с отвращением, с каким, наверное, рассматривала заползшего на стол таракана. А затем вытащила саблю из пронзенного тела, сорвала с головы пирата шляпу и сделала два шага назад. Матросы в тишине, нарушаемой лишь скрипом снастей, смотрели на сползающего по штурвалу Эведала Найдена. Девушка развернулась, потеряв к нему интерес.

- Я заявляю свои наследственные права на «Джонатана Ливингстона»! Кто-то хочет возразить мне?

Молчание было ответом победительнице.

- Нет? Тогда по местам! Мы начинаем новую страницу истории! Курс на порт Золотарей!

И резко развернувшись, она устремилась к капитанской каюте - наводить порядок в своем новом жилище.