Stim Jonson Командор Третьей Крови Магистр [88]

Ночная мгла опустилась на лагерь, но безветренная жаркая, наполненная тягучим стрекотом сверчков ночь не принесла отдыха от дневного зноя. До рассвета оставалось недолго, походные шатры были темны. Лишь в одном, самом большом, установленном в центре бивака, еще подрагивало пламя свечи. В который раз за день его хозяин пересматривал военную карту. Но фигуры, изображавшие его бойцов и силы противника, расплылись перед усталым взором. Стены шатра вдруг померкли, уступив место образам прошлого, которые, быстро сменяя друг друга, понеслись перед глазами. 

Кровавый Ириданский прорыв, карательная операция «Обуздание Севера», побоище на Луанской равнине, утомительная осада Ралгора, резня в ущелье Кликунов, морской поход в Гнездовье Поморников, и первое за последние две тысячи лет нашествие Шааб… Лишь самые яркие картины в череде бесконечных атак, защит, марш-бросков, блокад и прорывов. Под разными именами знали его в Адане да и он знал многих воинов, c которыми сводила его судьба в бесчисленных битвах и на тренировочных аренах. Одни до сих пор были верными друзьями, другие по воле случае стали врагами, а иных уже и нет в этом мире. 

Воин развернул свиток и вновь пробежал глазами донесение соглядатаев о силах противника, с которым придется столкнуться завтра. Не менее шести тысяч ненасытных тварей Бездны, три тысячи сметающих все на своем пути рхунов и еще около восьми сотен осквернителей, способных поражать воинов безумием Скверны... Почти десятикратное численное превосходство! По воле случая весть о новом нашествии застала их здесь, в дне пути от гор Хмер и печально известного ущелья Кнос. Теперь ему и соратникам надлежит встретить врага возле Гиблых топей, задержать, вцепиться мертвой хваткой, связать боем и держаться, пока войска империй Валора и Садара не подтянут основные силы. В раздумьях смотрел он на доспехи, решая какие наденет завтра на битву и размышляя, как свести к минимуму потери и затянуть бой, чтобы дождаться подкрепления. Это был тот редкий случай, когда цвета боевых штандартов были не важны – люди и их союзники выступали единым фронтом против полчищ Шааб.

Воин встал, прошелся вдоль стола, потрепал по загривку сонного варга. «Отдыхай, Банго, завтра нам предстоит трудный день» - подумал он. Веки зверя дрогнули, он приоткрыл правый глаз, взглянул на хозяина и тут же вновь сомкнул его. Не первый раз человек поймал себя на мысли, что некоторые из варгалов, похоже, способны читать мысли людей. Откинув полог, он оглядел лагерь. Рядом в других шатрах и палатках были такие же как и он  воины, каждый из которых прошел суровую военную школу. Сильные, умелые и готовые пожертвовать собой, но не сдаться. «Если уж в чем и можно быть уверенным – так это в силе боевого братства».

В раздумьях он вернулся в кресло, прикоснулся к амулету на шее в виде части штурвала, и чуть заметная улыбка отразилась на утомленном лице, когда он вспомнил о весточке из-за моря. Обладательница второй половины амулета, на всех парусах спешит на Тарт. Чувство тревоги, тяжелой ношей давившее на него весь день отступило. Выбора нет, завтра им придется победить - несмотря ни на что! И задул стоящую на столе свечу.